Авто (5) Беременность (7) Дети (25) Дом и Хобби (51) Домашние животные (25) Досуг и Развлечения (41) Игры (1) Карьера (24) Кино (2) Красота и Здоровье (80) Кулинарная книга (158) Любовь (20) Мужчины (11) Популярное (20) Путешествия (18) Семья (29) Спорт (3) Техника (9) Цветы (7) Шопинг (5) Экстрим (3) Юмор (5)

Культура поведения :: Блог

      09:27                 30.07.2012

Облако тэгов

поведение культура общество


Культура поведения

 

Этика, мораль, нравственность

Этика является одной из древнейших и увлекательнейших областей человеческого знания. Термин «этика» происходит от древнегреческого слова «этос» (ethos), означавшего действия и поступки человека, подвластные ему самому, имеющие различные степени совершенства и предполагающие моральный выбор индивида. Первоначально, еще во времена Гомера, этос - жилище, постоянное местопребывание. Аристотель интерпретировал этос как добродетели человеческого характера (в отличие от добродетелей ума). Отсюда производное от этоса - этос-ный (ethicos - относящийся к нраву, темпераменту) и этика - наука, изучающая добродетели человеческого характера (мужество, умеренность, мудрость, справедливость). И поныне термином «этос» пользуются, когда необходимо выделить общечеловеческие нравственные устои, которые проявляются в исторических ситуациях, угрожающих существованию самой мировой цивилизации. И вместе с тем издревле этос (этос первоэлементов у Эмпедокла, этос человека у Гераклита) выражал то важное наблюдение, что обычаи и характеры людей возникают в процессе их совместного проживания.

В древнеримской культуре словом «мораль» обозначался широкий круг явлений и свойств человеческой жизни: нрав, обычай, характер, поведение, закон, предписание моды и т. д. Впоследствии от этого слова было образовано другое - moralis (букв. относящийся к характеру, обычаям) и позднее (уже в IV в. н. э.) термин moralitas (мораль). Следовательно, по этимологическому содержанию древнегреческое ethica и латинское moralitas совпадают.

В настоящее время слово «этика», сохранив свой первоначальный смысл, обозначает философскую науку, а под моралью понимаются те реальные явления и свойства человека, которые изучаются этой наукой. Так, основными сферами морали выступают культура поведения, семейно-бытовая мораль, трудовая нравственность. В свою очередь, структура этики как науки выражает исторически закрепившиеся за ней функции: определение границ нравственности в системе человеческой деятельности, теоретическое обоснование нравственности (ее генезиса, сущности, социальной роли), а также критически-ценностная оценка нравов (нормативная этика).

Русской первоосновой моральной тематики является слово «нрав» (характер, страсть, воля, расположение к чему-нибудь доброму или порочному). Впервые «нравственность» упоминается в «Словаре Академии Российской» как «сообразность свободных деяний с законом». Здесь же дается толкование нравоучению «часть любомудрия (философии. - И. К.), содержащая наставления, правила, руководствующие к добродетельной жизни, к обузданию страстей и к выполнению обязанностей и должностей человека».

Среди множества определений морали следует выделить то, которое имеет непосредственное отношение к рассматриваемому вопросу, а именно: мораль принадлежит миру культуры, входит в природу человека (изменчивую, самосозидаемую) и является общественным (неприродным) отношением между индивидами.

Итак, этика есть наука о морали (нравственности). Но поскольку мораль социально-исторически обусловлена, то следует говорить об исторических изменениях предмета этики. Сама этика зарождалась в процессе перехода от первобытного общества к ранним цивилизациям. Следовательно, этические знания являлись не продуктом человеческой цивилизации, а порождением еще более древних, первобытнообщинных отношений. В данном случае имеется в виду, скорее, нормативная этика, а не этика как философская наука. В рассматриваемый период мораль стала обособляться в качестве особой, относительно самостоятельной формы общественного сознания. Индивидуальное моральное сознание выражало рефлексию моральных норм, противостоящих реальным нравам древнегреческого общества. Можно привести некоторые из этих норм, приписываемые семи мудрецам: «Почитай старших» (Хилон), «Спеши угодить родителям» (Фалес), «Предпочитай старые законы, но свежую еду» (Периандр), «Мера - это лучшее» (Клеобул), «Своеволие следует тушить скорее, чем пожар» (Гераклит) и т. д. Этика зарождается по мере того, как конкретно-историческим ценностным установкам (применительно к той или иной исторической эпохе) придается абстрактная, всеобщая форма, которая выражает потребности функционирования раннеклассовых цивилизаций.

Следует отметить, что мораль изучает не только этика, но и педагогика, психология, социология, ряд других наук. Однако лишь для этики мораль оказывается единственным объектом исследования, придавая ей мировоззренческую интерпретацию и нормативные ориентиры. Вопросы о том, в чем заключается источник морали (в природе человека, космосе или социальных отношениях) и достижим ли нравственный идеал, трансформируются в третий, пожалуй, основной для этики вопрос: как и ради чего жить, к чему стремиться, что делать?

В истории этики эволюция объекта исследования прослеживается следующим образом. Античная этика характеризуется как учение о добродетелях, добродетельной (совершенной) личности. Здесь добродетель идентифицируется с каким-либо конкретным ее носителем (тем же героем мифов) и связывается прежде всего с такими нравственными качествами, как мужество, умеренность, мудрость, справедливость, щедрость и т. д.

Гуманисты итальянского Возрождения дополнили эти добродетели еще одной, в которой были объединены традиции античной и средневековой культуры, - добродетелью человеколюбия. К. Салютати (1331-1406) назвал эту добродетель humanitas; в ней сочетается идущее от Цицерона и Авла Геллия толкование humanitas как образованности, наставления в благородных искусствах и отношение к humanitas как к совокупности природных свойств человека в средние века. Humanitas, по Салютати, - это та добродетель, «которую также имеется обыкновение называть благожелательностью». Глава Флорентийской академии М. Фичино (1433-1499) определял humanitas в качестве главного морального свойства. Под влиянием humanitas как добродетели человеколюбия, полагал он, людям становится присуще стремление к единству. Чем больше человек любит равных себе, тем более он выражает сущность рода и доказывает, что он человек. И наоборот, если человек жесток, если он отстраняется от сущности рода и от общения с себе подобными, то он человек только по названию.

Христианская этика средневековья основное внимание уделяла изучению морали как объективного, внеличностного явления. За пределы личности были вынесены критерии различения добра и зла. С точки зрения христианской этики абсолютным источником нравственности является Бог. В нем человек находит причину, основание и цель своего бытия. Нормы морали возводятся в мировой закон, следуя которому человек, богоподобный по своей сущности, но в социально-природном измерении безнадежно греховный, способен преодолеть разрыв между своим назначением (быть подобным Богу) и повседневным бытием. К названным выше добродетелям христианская этика добавляет еще три новых - веру (в Бога), надежду (на его милость) и любовь (к Богу).

В этике нового времени новое звучание получило одно из древнейших нормативных требований, выражающее общечеловеческое содержание нравственности. В конце XVIII в. это требование получило название «золотого правила», которое формируется следующим образом: «поступай по отношению к другим так, как ты хотел бы, чтобы они поступали по отношению к тебе». И. Кант дал более строгое выражение этого правила, представив его в виде так называемого категорического императива. Причем здесь следует обратить внимание на то, что тем самым Кант задает нравственности важную гуманистическую доминанту: «Поступай так, - пишет он в "Критике практического разума", - чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же как к цели и никогда не относился бы к нему только как к средству». Согласно Канту, категорический императив является всеобщим общеобязательным принципом, которым должны руководствоваться все люди независимо от их происхождения, положения и т. д.

Проследив эволюцию объекта этики, необходимо указать три функции этики: она описывает мораль, объясняет мораль и учит морали. Соответственно этим трем функциям этика подразделяется на эмпирически-описательную, философски-теоретическую и нормативную части.

Здесь необходимо отметить некоторые отличия нравственности от морали, хотя на уровне обыденного сознания эти понятия признают синонимами. По этому поводу имеется несколько точек зрения, не исключающих, а, наоборот, дополняющих друг друга, выявляющих некоторые нюансы. Если мораль понимается как форма общественного сознания, то к нравственности относятся практические поступки человека, обычаи, нравы. В несколько ином плане мораль выступает регулятором поведения человека посредством строго фиксированных норм, внешнего психологического воздействия и контроля, либо общественного мнения. Если соотнести нравственность с таким образом понимаемой моралью, она представляет собой сферу нравственной свободы личности, когда общечеловеческие и социальные императивы совпадают с внутренними мотивами. Нравственность оказывается областью самодеятельности и творчества человека, внутренней установкой творить добро.

Следует указать еще на одно толкование морали и нравственности. Первое - это выражение человечности (гуманности) в идеальной, завершенной форме, второе фиксирует исторически конкретную меру морали. В русском языке нравственное, отмечал В. И. Даль, есть то, что противоположно телесному, плотскому. Нравственный - относящийся к одной половине духовного быта; противоположное умственному, но составляющее общее с ним духовное начало. К умственному В. И. Даль относит истину и ложь, а к нравственному - добро и зло. Нравственный человек - это добронравный, добродетельный, благонравный, согласный с совестью, с законами правды, с достоинством человека, с долгом честного и чистого сердцем гражданина. В. Г. Белинский возводил в ранг «основного закона нравственности» стремление человека к совершенству и достижение блаженства сообразно долгу.

Нравственная культура личности - это характеристика нравственного развития личности, в которой отражается степень освоения ею морального опыта общества, способность последовательного осуществления в поведении и отношениях с другими людьми ценностей, норм и принципов, готовность к постоянному самосовершенствованию. Личность аккумулирует в своем сознании и поведении достижения нравственной культуры общества. Задача формирования нравственной культуры личности заключается в достижении оптимального сочетания традиций и новаций, в соединении конкретного опыта личности и всего богатства общественной морали. Элементами нравственной культуры личности являются культура этического мышления («способность морального суждения», умение пользоваться этическим знанием и различать добро и зло), культура чувств (доброжелательное отношение к людям, заинтересованное и искреннее сопереживание их горестей и радостей), культура поведения и этикет.

 Нравственный прогресс в мире культуры человеческих отношений

Нравственная культура личности есть продукт развития человеческих отношений и, следовательно, обусловлена социальным прогрессом. В этой связи издавна ведутся дискуссии о нравственном прогрессе. Иллюзия это или реальность? Однозначного ответа на этот вопрос пока еще нет. Нас же сам вопрос о нравственном прогрессе и возможных ответах на него интересует в связи с вопросом о том, как нравственный прогресс раскрывается в мире культуры человеческих отношений, там, где опредмечивают-ся (и распредмечиваются) ценности материальной и духовной культуры, их творение и освоение.

Очевидно, что нравственный прогресс является одним из аспектов социально-исторического прогресса человечества. В равной степени следует говорить об экономическом, научно-техническом и других видах прогресса, причем каждый из них обладает своей спецификой, относительной самостоятельностью и собственными критериями.

Критерий нравственного прогресса раскрывает перспективы нормативно-ценностного совершенствования человека. Истоки такого рода совершенствования человека (как в практически-воспитательном, так и в научно-этическом плане) лежат в знаменитом тезисе Протагора «Человек есть мера всех вещей». Из этого положения следовало, по крайней мере, три суждения. Во-первых, в человеческом бытии установления культуры (прежде всего обычаи, нравы) коренным образом отличаются от законов природы. Тем самым в человеке был выделен своего рода культурный пласт, несводимый к его природному существу. А этот пласт подвержен формированию, воспитанию. Во-вторых, этот культурный пласт, «вторая природа», предстает как результат активности, творчества самого человека. Мир культуры есть продукт деятельности самого человека. И, в-третьих, самое главное: культурное содержание человеческого индивида зависит от его отношений с другими индивидами. А потому не сам по себе индивид является носителем культуры (а внутри нее прежде всего морали): и культура, и мораль находятся вне его тела, в обществе, в котором он живет, в отношениях с другими индивидами. Так античная традиция понимания морального человека трансформировалась в критерии нравственного прогресса, что явилось отражением развития господства человека над стихийными силами природы, над своими социальными отношениями, над собственным душевным миром, над самим собой.

Нравственный прогресс выступает как сложный, многоплановый процесс утверждения гуманистических начал в сознании и деятельности человека как творца истории. В связи с этим уместно упомянуть о том, что К. Маркс выделял в истории три качественных типа общественных отношений, в связи с которыми можно говорить о ступенях нравственного прогресса и утверждении принципов гуманизма в культуре человеческих отношений. «Отношения личной зависимости (вначале совершенно первобытные), - пишет К. Маркс в "Экономических рукописях 1857-1858 гг.", - таковы те первые формы общества, при которых производительность людей развивается лишь в незначительном объеме и в изолированных пунктах. Личная независимость, основанная на вещной зависимости, - такова вторая крупная форма, при которой впервые образуется система всеобщего общественного обмена веществ, универсальных отношений, всесторонних потребностей и универсальных потенций. Свободная индивидуальность, основанная на универсальном развитии индивидов и на превращении их коллективной, общественной производительности в их общественное достояние, - такова третья ступень. Вторая ступень создает условия для третьей»*. Этим трем крупным формам общественных связей индивидов между собой, которые коренятся в соответствующем способе производства, соответствуют и определенные исторические типы нравственности, характеризующие направление ее прогресса.

Личная зависимость - личная независимость (основанная на вещной зависимости) - свободная индивидуальность (основанная на универсальном развитии индивидов) - вот та логика исторического процесса, которая преломляется в критериях нравственного прогресса и развитии нравственной культуры.

Рассматривая этический характер культуры, А. Швейцер также ставил вопрос об «этическом прогрессе». Сущность культуры, полагал он, двоякая. Культура есть господство человека над силами природы и господство его разума над человеческими убеждениями и помыслами. А. Швейцер полагал, что господство разума над образом мыслей человека важнее, нежели господство человека над природой. Только это даст нам «гарантию, что люди и целые народы не используют друг против друга силу, которую сделает для них доступной природа, что они не втянутся в борьбу за существование, гораздо более страшную, нежели та, какую человеку приходилось вести в цивилизованном состоянии». Можно, конечно, не согласиться с утверждением мыслителя о том, что «этический прогресс - это существенное и несомненное, а материальный - менее существенное и менее несомненное в развитии культуры», но это суждение выглядит, скорее, реакцией на значительные «достижения духа в материальной сфере». Иначе говоря, научно-технический прогресс еще с прошлого века, как полагает А. Швейцер, был сопряжен с тем, что «силы этического прогресса иссякли», а «культура, развивающая лишь материальную сторону без соответствующего прогресса духовного, подобна кораблю, который, лишившись рулевого управления, теряет маневренность и неудержимо мчится навстречу катастрофе».

По сути дела, А. Швейцер высказывает, хотя и несколько в ином аспекте, мысль о том, что некий как бы витающий в воздухе ансамбль абстрактных требований морального сознания задает вполне определенные нравственные отношения и обращается в нравственную культуру, специфичную как для определенной исторической эпохи (античность, средневековье, Возрождение и т. д.), так и для того или иного общества. Отсюда делается вывод о большей значимости нравственного прогресса, нежели прогресса материального.

Наличие ценностного момента в нравственном прогрессе создает значительные трудности для понимания развития нравственности как реального, эмпирически фиксируемого процесса смены одних нравов и моральных принципов другими - новыми, более совершенными, более гуманными и пр. С достаточной степенью уверенности можно утверждать, что нравственный прогресс непосредственно не зависит от уровня развития производительных сил, материального прогресса или экономического базиса. На том или ином историческом этапе развития материальной и духовной культуры критерием нравственного прогресса выступает уровень развития и свободы личности. Этот уровень характеризуется степенью участия не только горстки «избранных», а максимально большей части человечества как в созидании, так и в освоении материальной и духовной культурыы

 Культура поведения и профессиональная этика

Остановимся несколько подробнее на вещах, казалось бы, очевидных. Выше мы уже не раз говорили о культуре человеческих отношений. В данном случае речь о ней пойдет применительно к поведению человека. Ведь каждый из нас так или иначе «ведет себя», совершает какие-либо поступки, действия по отношению к окружающему нас миру и прежде всего по отношению к людям. В поведении проявляются особенности характера человека, его темперамента, взгляды, вкусы, привычки, эмоции, чувства и проч.

У каждого человека есть так называемый общий, характерный именно для него тон обычного настроения. В этом смысле мы даем характеристику тому или иному человеку: «жизнерадостный человек», «угрюмый человек», «легкомысленный человек» и т. п., хотя в каждом из этих случаев не исключаются ситуации отклонения в личном настроении в ту или иную сторону. Устойчивое настроение, его общий фон, присущий конкретному индивиду, распространяется на окружающих, что имеет принципиальное значение, скажем, при комплектовании так называемых малых профессиональных групп (отряд космонавтов, команда подводной лодки). В других случаях это происходит, как правило, стихийно, без каких-либо предварительных социально-психологических проработок. Если поведение отдельных членов коллектива препятствует складыванию его в целостный социальный организм, то мы говорим о тяжелом морально-психологическом климате в коллективе.

Выделяют два вида поведения - словесное (вербальное) и реальное. Вербальное поведение - это наши высказывания, суждения, мнения, доказательства. Поведение, выраженное в слове, во многом определяет культуру отношений между людьми, сила слова огромна (поэт Е. Евтушенко выразил это так: «Словом можно заcечь, словоv можно спасти, словом можно полки за собой повести»). Поведение уже на вербальном уровне может быть жизнеутверждающим либо лишающим смысла человеческое существование. (Вспомним, к примеру, суждение Эзопа о языке из пьесы Фигейредо «Лиса и виноград».)

Выше уже шла речь о том, что появление мышления, воли и языка явилось основной предпосылкой культуро-генеза на рубеже перехода от хабилисов к неоантропам. С той поры, т. е. с завершения биологической эволюции человека, слово стало регулятором поведения, отношений, передающихся в устном и письменном творчестве. Недаром одним из элементов «семи искусств» обучающих программ античности и средневековья была риторика, наука об ораторском искусстве (и шире - о художественной прозе вообще), которая оставалась частью гуманитарного образования вплоть до XIX в.

Основные разделы классической риторики, в которых раскрываются различные стороны вербального поведения - это: 1) нахождение, т. е. систематизация содержания речей и используемых в них доказательств; 2) расположение, т. е. деление речи на вступление, изложение, разработку (доказательства своего взгляда и опровержение противного) и заключение; 3) словесное выражение, т. е. учение об отборе слов, об их сочетании, а также о простом, среднем и высоком стиле речи; 4) запоминание; 5) произнесение.

Можно привести великое множество мудрых изречений, пословиц, отдельных высказываний о силе слова, языке общения, которые облекается в язык культуры исторической эпохи или же какого-либо этноса на протяжении всей длительности его существования.

Реальное поведение - это наши практические действия, поступки, совершаемые в соответствии с определенными правилами, моральными принципами. В данном случае речь идет о совпадении этических знаний и нравственного поведения, что свидетельствует о высокой нравственной культуре личности. Иная ситуация - это лицемерие, расхождение слова и дела и т. п. При сопоставлении поведения какого-либо человека с принятыми нормами, нравственными ценностями принято говорить о поведении «нормальном», либо «отклоняющемся», деви-антном. Поэтому, чтобы понять человека, смысл его поступков, характер поведения, необходимо проникнуть в мотивы, которыми он руководствуется в той или иной ситуации. Лишь уяснив мотивы, можно правильно судить о поступках, реальном поведении человека по отношению к окружающей его действительности, и прежде всего к другим людям, к самому себе.

Культура поведения раскрывается и в том, как человек способен разобраться в самом себе, оценить свои поступки и их мотивы. М. М. Пришвин тонко подметил, что мы всегда если и судим о самом себе, то судим с пристрастием: или больше в сторону вины, или в сторону оправдания. Это неизбежное колебание в ту или иную сторону и называется совестью, моральным самоконтролем.

Нередко в обиходной речи мы говорим о «культурном поведении человека» и о «поведении культурного человека» .

Культурное поведение - это поведение человека в соответствии с теми нормами, которые выработало и которых придерживается данное общество. Оно включает определенные манеры, общепринятые способы общения, обращения с окружающим. Культурное поведение предполагает правильное и красивое поведение за столом, вежливое и предупредительное отношение к старшим, женщинам, умение держать себя в обществе (как знакомом, так и малознакомом), соблюдение норм профессиональной этики и т. п.

Правила поведения могут со временем меняться, вместе с тем меняется и манера поведения. Эти правила в своей совокупности представляют собой этикет, регулирующий внешние проявления человеческих взаимоотношений. Этикет относится к внешней культуре человека и общества. В него входят те ее требования, которые приобретают характер более или менее строго регламентированного церемониала и в соблюдении которых имеет особое значение определенная форма поведения. Этикет в современных условиях (в отличие от традиционных обществ, где он сводился к строго канонизированному ритуалу), становится более свободным и естественным, приобретает смысл повседневного благожелательного и уважительного отношения ко всем людям, безотносительно к их должности и общественному положению. Внимание к внешней форме культуры проявляется здесь лишь постольку, поскольку в ней отражаются представления о красоте в поведении и внешнем облике человека. Тогда мы говорим о том, что любые поступки и мотивы человеческой деятельности обладают одновременно этическим и эстетическим значением (ценностью) и потому могут быть оценены, с одной стороны, как прекрасное или безобразное, с другой, - как добро или зло. Главное здесь - именно поведение, которое может быть, должно быть культурным.

Однако культурное поведение человека - это часть проблемы культуры человеческих отношений. Другая ее часть - поведение культурного человека. В данном случае акцент делается на человеке - каков он, культурный или некультурный? В каком плане следует говорить о культурном человеке? Очевидно, это такой человек, у которого знание этических принципов, моральных норм, принятых в данном обществе, преврfтилось во внутреннее убеждение, вылилось в нравственное чувство. Критерием культурности, воспитанности выступает соотнесение поступка как проявления нравственного чувства с интересами другого человека. Поэтому более обширным, нежели сфера действия этикета, выступает культура чувств, которая формируется в процессе общения человека с природой, в трудовой деятельности, в межличностных контактах при оп-редмечивании памятников материальной и духовной культуры.

Итак, культура этического мышления, культура чувств, культура поведения, этикет в своей совокупности образуют целостную систему нравственной культуры личности. Каждый из этих элементов непосредственно воплощается в профессиональной этике. В данном случае имеют в виду, как правило, специфические требования нравственности, связанные с особенностями различных профессий.

Профессиональная этика представляет собой, во-первых, кодексы поведения, предписывающие определенный тип нравственных взаимоотношений между людьми, занятыми в какой-либо одной сфере профессиональной деятельности, во-вторых, определенные способы обоснования этих кодексов, толкование культурно-гуманистического назначения той или иной профессии. Так, скажем, в понятие профессионального долга юриста входит особая, порой даже пунктуальная и педантичная приверженность духу и букве закона, соблюдение принципа равенства всех перед законом. Для военно-уставных коллективов характерны большая четкость, даже жесткость отношений, более однозначное следование уставным требованиям и распоряжениям начальства, нежели для других типов коллективов, и в то же время им присущи более высокая степень взаимопомощи, взаимовыручки. Все это продиктовано характером деятельности военно-уставных коллективов, повышенными требованиями и нештатными ситуациями, возникающими в ходе выполнения служебных обязанностей.


Облако тэгов

поведение культура общество

вернуться
Яндекс.Метрика